Ребенок не дает

Ребенок не дает сдачи… Что делать?

Ребенок не дает

Я всегда его защищала от драчунов на улице (вопрос сдачи и защиты себя меня терзает давно уже, но много читала о том, что до 3 лет мама должна решать и стараться не допускать конфликты, показывать ребенку, что он всегда под ее защитой и с мамой ничего не страшно, так и жили). Но нам уже скоро 4 и мы в садик пошли, и теперь я не с ним и в саду его обижают мальчишки, а он никак не может постоять за себя: ищет защиты у воспитательницы.

Он всегда в недоумении от грубости и, как научился говорить, всегда задает один и тот же вопрос: «Зачем толкаются/ дерутся/ песок на голову сыплют» и т. д.

То есть он вообще не понимает, зачем такие неприятные действия.

Говорит, что я же сказал, что так не надо, почему он делает? Мы много говорим о его чувствах, обсуждаем происходящее, но что сказать здесь, я не представляю. Как научить сына постоять за себя? (Вопрос психологу)

Да, вы совершенно правы, пока ребенок не может постоять за себя, функции защиты лежат на том взрослом, который находится рядом с ним, в вашем случае — на маме. Замечательно, что вы говорите о неприятных ситуациях с мальчиком.

Во-первых, это помогает ребенку дистанцироваться от неприятных воспоминаний — многократное обсуждение, прояснение того, что произошло, снижает эмоциональную окраску события, как бы «затирает» ее. Во-вторых, это укрепляет ваш контакт с ребенком, формирует доверительные отношения с ним.

В-третьих, развивает систему представлений ребенка о мире, о сегменте, связанном с конфликтными отношениями.

Что вы обычно отвечаете на вопросы сына о том, зачем совершается то или иное действие? Это важный момент, потому что он формирует банк представлений сына о мотивах других людей.

Чем более обширным будет этот банк, тем более вариативными могут стать реакции сына и, соответственно, его собственное поведение. Мотивы могут быть самые разные, так, среди них с большой долей вероятности может быть мотив — довести до слез того, кого посыпаешь песком.

Тогда довестись до этого состояния — это оправдать ожидания обидчика. Кстати, раскрытие мотива обидчику тоже обладает шаблоноразрывающим действием.

Например, если кидающегося песком спросить: хочет ли он, чтобы его тоже посыпали песком, дает следующие варианты развития событий. Во-первых, может его остановить, потому что пятилетний ребенок может не предвидеть такого поворота событий, и быть обсыпанным песком ему не хочется.

Остановившись и проанализировав ситуацию, он может отказаться от дальнейших обидных действий.

Во время его «зависания» на обдумывание можно, например, переместиться под защиту воспитателя, если песок сыпет значительно более крупный или старший ребенок, склонный общаться деструктивным образом в принципе.

Во-вторых, если тот, кто кидается, изначально не планировал довести ситуацию до ссоры, возможно, дальнейшее развитие событий пойдет по игровому сценарию. В этом случае происходит один важный момент: встречный вопрос о желании обсыпать песком в ответ предполагает, что действие не воспринимается как обидное, скорее как приглашение к веселой игре.

Оставим пока за скобками безопасность такой игры. Это означает, что обидчику дается аванс стать лучше, проявить себя с лучшей стороны: «Я думаю, что ты так приглашаешь меня играть, а вовсе не хочешь обидеть».

Сказать: нет, я хочу тебя обидеть — продемонстрировать себя с худшей стороны. Ответить на приглашение — с лучшей. Даже если изначально планировалось именно обидеть.

Конечно, пятилетние дети в песочнице, скорее всего, не ведут таких размышлений, реагирование происходит на интуитивном уровне, но именно в подобном русле.

С ребенком можно обсуждать подобные вещи прямо, можно делать это в игровом ключе, привлекая и фантастические варианты мотивов. Например, можно организовать игру «Что может значить действие?». Мальчишки сыпали песком, что они хотели этим сказать?

1. Хотели поссориться.

2. Хотели поиграть в обсыпание песком, так приглашали в игру.

3. Хотели посмотреть, как сеется песок, рядом оказались случайно.

4. Играли между собой, песок был частью другой более сложной игры.

5. Увлеклись, не могли остановиться, надеялись, что побежит к воспитателю жаловаться, и та сможет их, расшалившихся, остановить.

Таким образом, обсуждая происходящее с ребенком, можно анализировать различные модели поведения, его собственные, одногруппников, общих знакомых. В ходе этого обсуждения будут рождаться новые и новые возможные способы реагировать в различных ситуациях, количество поведенческих моделей будет расти. ссоры, психология общения, решение проблем, воспитание, ребенок, дети

Источник: https://ShkolaZhizni.ru/family/articles/45812/

Ребёнку почти 7 лет не хочет давать сдачи | Дети | Детская психология и развитие

Ребенок не дает

  • Мальчик, не даёт сдачи вообще. Как ни учили, как не объясняли, не хочет…. вот что делать. Мальчик очень любознательный, читает, рисует, пишет, хочет стать архитектором, за мир, драки не выносит, школа в этом году, что делать?
  • Не могу сказать точно, но в наших с ним беседах доверительных он бывало рассказывал, как ему и в живот давали и рюкзак за приятелем носил, ему это не нравится, но ссорится с другом он не хочет, а ещё боится, что поругают. А вообще у меня есть ещё один , младший сын, у них два года разницы, задиристый, так вот старший ему сдачу не боится давать и ещё как может наподдать, так что серьезно конечно, волнует это меня.
  • Мой такой же пацифист. Обидно, что он здоровенный и сильный, если б хоть раз кого-то стукнул – то мгновенно отбил бы желание у оппонентов задираться, но… Иногда замечаю что его всерьез не воспринимают, даже мелкие борзые пацаны его подначивают на ссору. Пытаюсь ему объяснять что мир не так прост, не все понимают человеческий язык, что показывая свою боязнь открытого конфликта он только провоцирует шакалов на еще более агрессивное поведение. Не понимает
  • Или природа такая…. мой ещё и не амбал..
  • Т.е. вопрос не в том что он пацифист и не приемлет давать сдачи а в том, что он по каким-то причинам не может противостоять другому в том случае, когда это желательно?
  • Мой в саду был пацифист, в пятом классе дрался так, что ходил к школьному психологу. Причем с первого по четвертый класс тоже не дрался
  • Правильно делает. Насколько я знаю сын тоже никогда не давал..Жить это не мешает.
  • Радоваться, что растет не быдло, и испортить не получается, значит, есть шанс, что и дальше нормальным будет. И школу выбирать желательно тоже нормальную.
  • То есть, воспитывать вы здесь решили старшего, чтобы тоже лупил, а не младшего учить руки не распускать? И какая сдача за портфель интересно предполагалась?
  • Мальчик должен за себя постоять, а не боятся всего. Если он даёт сдачу младшему, то старший на самом деле трусоват и боится своей слабости. У меня младшая может целенаправленно выводить старшего пока по жопе не получит, но попробуй так кто-то его возраста сделать-может быть очень очень больно. Это не значит конечно, что нужно поощрять детскую агрессию, но если доходит уже до того, что его бьют и он шестерит за другими детьми, то у него большие проблемы…
  • Что дедать? Искать хорошую школу, где мальчику будет комфортно. Чтобы не растерял свою любознательность и желание учиться. У вас чудесный сын! Сдачу нужно словесно давать, не физически. А для этого мозги нужны.
  • И какой полезный посыл в вашем сообщении?
  • Причем тут посыл..там смысла то нет)
  • нормальные люди учат не драться, а на обидчиков жаловаться учителю, как взрослые обращаются в полицию, а не устраивают суд линча.иногда дети растут хорошими вопреки
  • Ой, я тут с таким мальчиком противным в одной компании оказалась. Папа учит давать сдачи его. Мы отдыхали, играли с детьми, дурачились. Так этот гадёныш злой такой, старается побольнее ударить, посильнее на ногу наступить, ударить под колено как папа учил. Мерзкий ребенок растет.Мой не дрался никогда. Немного напрягало. Но он дипломат. Он и обидеть себя не даст, и миром со всеми разойдется. Его быстро начинают уважать. Раньше в другом районе жили, все его знали, даже старшие ребята за руку всегда здоровались. Переехали два года назад, Его даже в темных углах пыталась гопота зажать. Разошлись на нормальных тонах, познакомились Теперь и тут его все знают, уважают, с агрессивными намерениями не пристают. Старшеклассники общаются как с равным. Он, в принципе, не дистрофик и не трус. Девчонок вечером провожает и никого не боится. Но в нем агрессии НОЛЬ. И дура я, что переживала по этому поводу. Сидела бы щас как на иголках – придёт он нормальный домой или после драки.
  • Почитала. В общем, как мне кажется, мальчика надо учить не давать сдачи, а отстаивать свои интересы. Прежде всего – словами. Если с ним деруться – то можно препятствовать агрессии и без битья.Например, схватить обидчика за руки и держать.
  • ну да радоваться надо, не быдло-уже за мальчиками портфель носит-место в жизни нашёл)) теперь надо в школу с тепличными условиями, чтобы с реальностью ни в коем случае не пересёкся-провожать и встречать из школы до 10 класса… ну, если конечно он мальчика домой не провожает))
  • А мне вот кажется, его следует учить не чесать руки о младшего брата, компенсируя мнимый пацифизм по отношению к тем, кто, может быть, и заслуживает сдачи, да навалять могут в ответ по кругу, а 5-летнему, даже задиристому (это повод для “навалять” – как мама легко оправдывает драки между братьями) “иметь смелость дать сдачи” куда легче.
  • Слушайте – ну вот о чем Вы говорите? …сколько Вашему мальчику?
  • Вы себя перечитываете, перед там как отправить “в люди”? Кто на чём стоял?
  • Если он отыгрывается на младшем, то никакой он пацифист, а трус обыкновенный. К тому же ещё и подлый. Гнилушка малолетняя.
  • Детский сад какой-то. “А почему ему можно, а мне нельзя?” Серьёзно? Ваш уровень?
  • А не удивили своим вопросом.Теперь модно – выдавать за пацифизм выбор только той жертвы для “сдачи”, которой наподдать совершенно безопасно.
  • моему 10, ходит в “хорошую” школу как тут любят говорить, очень обеспеченная семьятолько вот и в хорошей школе есть конфликты и мое мнение у ребенка должен быть характер за себя стоять. это в жизни пригодится гораздо больше, чем что либо еще.и я считаю, что не нужно растить маменькиных сынков и мажоров. сейчас лето, ребенок скатался в дубай, в конце лета еще куда-нибудь сьездим, а вот сейчас у бабушки с дедушкой в обычной деревне в курской области. и у него нет проблем в общении с деревенскими(не дачными москвичами) ребятами после “хорошей школы”. дед еще когда он совсем мелким приезжал сказал отдать его куда-нибудь в москве, чтобы за себя постоять мог-“иначе москвича бить будут”… отдали-он умеет и главное не боится за себя постоять…прекрасно общается с ними-он свой, даже не дрались никогда в итоге (хотя я могу об этом не знать-не принято жаловаться)…приезжаю весь в синяках, в прошлом году шрам на подбородке поставил, а доволен как удав-даже рыдал, что не хочет на море ехать…чтобы не говорили, что воспитываю быдло-драчуна, он ходил на танцы и выступал на школьном концерте. и был он единственный мальчик в трико на 11 девочек кружка…и никому из одноклассников-мальчиков в голову не приходило отдать ему портфель свой нести как сыну автора.
  • «.и никому из одноклассников-мальчиков в голову не приходило отдать ему портфель свой нести как сыну автора.»Сын автора дошкольник, ему нет семи лет, и то,что он там носил чей-то рюкзачок (по группе в саду?) меня как-то не впечатляет совсем, я не вижу в этом ничего кроме игры. Без контекста, по крайней мере. Я бы просто спросила ребёнка, почему он не отказался, если ему это не понравилось. Учить его агрессии на этом примере – само по себе слабость и неуверенность и транслировать свою слабость и неуверенность на ребёнка. Ну, имхо.
  • Я против того обучения «сдаче», как обучения агрессии, это раз, а во-вторых объект такого обучения становится совсем жалок, это ж надо своего ребёнка совсем не уважать.Тут был однажды грандиозный спор на тему «сдачи», и одна анонимица ожесточенно доказывала, что сдачу нужно давать и учить этому ребёнка, но при этом когда я ей на примере моего сына показала сдачу, почему-то в полуобмороке назвала моего сына малолетним преступником.
  • Если младший сам об него руки чешет, но он здесь не боится а там боится – то я бы не отучала давать сдачи. А то будет его ещё до кучи и младший лупить.А вот если научится пресекать агрессию словами или неагрессивными действиями – то можно и с младшим это применять.
  • На младших родственниках учиться жизни – святое дело, Лен. И под современные законы подпадает.
  • Тут, похоже, на самом парне учатся жизни все, кому не лень, включая младшего брата.
  • вы не поняли наверно. я не писала, что нужно драться, если кто-то заставляет носить портфель. я написала что это просто невозможно.
  • Окей, а вы поняли, что это не портфель, а какой-то непонятный рюкзак дошкольника,и «заставлять» не звучало, и что в связи с этим несколько другой смысл?
  • Матушка, вы со сдачей-то поаккуратней. Ничего “давать” не надо, чревато. Говорю как мама среднешкольников-парней. Виноват в глазах общественности будет тот, кто ударил. Драки нынешней школе- ЧП. Лучше и правильней учить 1. обращаться к взрослому, если тебе угрожают и достают 2. не вестись на провокации. Для примера- моего сына стали целенаправленно доставать девочки с четким планом- достать так, чтобы он одну из них толкнул или ударил, вторая это снимет на телефон и покажет дирекции. Цель- отчисление моего сына. Вот такая зависть и конкуренция. Благо, он день продержался, а вечером ситуация стала мне известна. А если бы повелся и ударил? Пришлось бы отмываться от грязи.
  • Ты знаешь, у моего младшего в садике есть такая девочка, которую “вечно все обижают” потому, что “она очень добрая”, ну просто “никогда руку ни на кого не поднимет”, “пацифистка”. В садике – да. Вечно ноет. Вечно хнычет. Стонет. Просит. Клянчит. Приложит все усилия к тому, чтобы ее “выключили из игры” (сделать рёв “потише” не удается, сколько это терпеть можно), зато младшему братИКу так отгрузит кулаком по башке, что у соседей панамки вздрагивают.А глаза у девочки такие добрые-добрые….БратИК уже давно понял, что мама всегда будет на ее стороне, он всегда будет “задирой” и причины, чем именно она его достала, даже никто слушать не станет. И, да, похоже уже начал “учиться жизни” на ней же.
  • А куда отдавали “за себя постоять”?
  • в любом случае – начинать надо не с отучения “давать сдачи”.
  • Так и об этом, у ребенка коммуникативные трудности маковым цветом.
  • Ну, о чём я и пишу. “Как мне кажется, мальчика надо учить не давать сдачи, а отстаивать свои интересы.Прежде всего – словами”.
  • совершенно согласна..Это унизительно – науськивать своего ребенка давать сдачу…Сдача-это не защита,это ответная агрессия..Чем тут гордиться?
  • А мой ходит в обычную дворовую.и ему 16. И конфликты да, вполне могут быть. Но вот решение конфликтов кулаками-нормой никогда не было и не будет..И..знаете..мне кажется ему просто не надо за себя стоять..Его авторитет ни у кого не вызывает вопросов)
  • Моему сыну 17, и он ни разу никого не бил. Он умел не допустить конфликт, а либо решить его словесно. При необходимости мог ответить так, что не было желания еще раз с ним связываться (речь не об угрозах). Для того, чтобы НЕ нести портфель, не нужно никого бить. Нужно просто НЕ нести портфель.
  • сначала индивидуальные тренеры, сейчас на бокс ходит в цска
  • к 16 годам одноклассники всё для себя выяснили и иерархия установлена. драки происходят класса до 3, потом редкость-только если новичёк приходит…
  • А что надо давать в ответ? Игнор?
  • детсадовцы и младшеклассники не могут отстоять свои интересы словами. это природа, социализация и тд. это не значит, что будут бои без правил, но физический контакт там всё равно будет-толкание, перетягивание и тд для выяснения сил-выстраивания иерархии. отстаивать свои интересы словами получится только в старшем возрасте и то только против адекватных людей-против гопников вечером в тёмном переулке ботаник врятли сможет обосновать, что “сиги кончились-в консерваторию опаздываю”
  • Тут, если вы заметили, шла речь об обучении давать сдачу. Тут чётко нет. Если кратко- если ребёнок не нуждается в помощи, не влезайте, сам разберётся, жизнь научит лучше вас. Если он столкнулся с серьёзной агрессией и нуждается в помощи, решать через педагога, требовать разбираться и вплоть не допускать, вообще это из пряма обязанность- смотреть за детьми, чтобы они не поубивали друг друга.

Источник: https://eva.ru/kids/messages-3536220.htm

Бездетность: Наказание или промысл?

Ребенок не дает

27 марта празднуется икона Божьей Матери Феодоровская. Именно перед этой иконой принято молитья о даровании детей.

Одна из наиболее злободневных сегодня тем — сколько в семье должно быть детей. При этом нельзя сказать, что отношение общества к многодетным за последние годы принципиально улучшилось (хотя некоторый прогресс тут есть). Но вот о бездетности не то чтобы не принято говорить — скорее, принято молчать.

А между тем сторонники «свободных отношений» считают бездетность нормой, в то время как во многих семьях она воспринимается как наказание Божие, доводящее людей до отчаяния. О том, как пережить бездетность, мы говорим с протоиереем Алексием Уминским, настоятелем московского храма Святой Троицы в Хохлах.

Есть ли надежда на спасение?

— Жена спасается чадородием. Сегодня это устойчивое словосочетание, весьма расхожее в православных кругах. Но как быть тем, у кого в силу обстоятельств детей нет? Что, никакой надежды?

Протоиерей Алексий Уминский

— Мне кажется, достаточно странно было бы воспринимать слово «чадородие», сказанное в известном послании апостола Павла (1 Тим 2:15), как просто «репродуктивность». Ведь тогда получается, что любая языческая репродуктивность, в основе которой лежит лишь архетип продолжения рода, — спасительная.

https://www.youtube.com/watch?v=m-vHakgdX3c

Мы знаем, что семья праведных Иоакима и Анны не была многодетной, как и семья святых Захарии и Елисаветы. Наоборот, долгое время им приходилось нести поношения за бесчадие.

Но ведь утробная религиозная идея о том, что продолжение рода и есть как бы твое продолжение в вечности, для нас, христиан, неактуальна — мы ведь знаем, что спасение — это обретение Царства Небесного, как об этом говорит Новый Завет.

Так что, по-моему, в данном случае апостол Павел имеет в виду не просто многодетность.

И хотя, разумеется, многодетность — благо, воспринимать ее как некое единственно возможное для женщины духовное делание, необходимое ей для спасения, — это не просто неверно, но даже опасно. Ведь все люди разные, а человеческий ресурс очень ограничен: кому-то многодетность действительно посильна, а кому-то непосильна совершенно.

Оксана Головко

Многодетность хороша, когда она осмысленна, когда она наполнена родительской любовью и одновременно духовными и физическими силами. Но, увы, бывает, что в семьях, где много детей, эти дети оказываются лишенными полной меры необходимой родительской любви, заботы и внимания. И не потому, что родители плохие. Просто у них сил не хватает.

— Что же тогда, на Ваш взгляд, имел в виду апостол Павел?

— На мой взгляд, он говорил о том, что женщина, как христианка и мать, должна как можно больше вложить в воспитание своих детей. Одного или многих — неважно, главное, стольких, сколько будет Богу угодно. В любом случае она несет за них ответственность перед Богом и должна даровать им полноту материнской любви, организовать окружающее их пространство как храм Божий в своей семье.

— Но как в таком случае спасаться женщине бесплодной?

— Она спасется следованием за Христом, исполнением Христовых заповедей, и прежде всего — заповедей любви. Так же, как спасется и мужчина.

А вот из логики странно трактующих высказывание апостола Павла выходит, что мужчина спасется сам по себе, он и так хорош, а женщине надо еще и детей родить. Но это, конечно, неправильно. Ведь это совершенно убогое понимание фразсемы, вырванной из контекста Священного Писания.

Она просто не может толковаться и читаться в том смысле, что женщине надо быть исключительно репродуктивной машиной и в том якобы состоит главная ее заслуга перед Богом.

Ведь в противном случае для нас идеалом христианской семьи должна стать мусульманская семья или люди племени мумба-юмба. Именно они живут установкой: чем больше детей, тем вероятнее, что хотя бы часть из них не умрет, останется в живых и, как следствие, род будет продолжаться. Только что в этом от христианства?

— Но бездетные супруги часто ощущают, что в их жизни не хватает чего-то очень важного…

— Да, когда в семье нет детей — это связано с очень большим человеческим страданием. Потому что в христианских семьях очень хотят иметь детей, исходя из самой природы христианского брака. Он осмысляется как брак, в котором любовь — это прежде всего любовь жертвенная, приносящая себя кому-то.

И дети — тот плод брачной любви, которому родители могут себя отдать. Когда этого не случается, супруги действительно чувствуют свою неполноту и неполноценность. Может ли быть это наказанием Божьим? Далеко не всегда.

Могут ли эти семьи толковать бесчадие как поношение в ветхозаветном смысле? Думаю, что ни в коем случае.

Наказание или Промысл?

— Однако мнение, что детей нет за какие-то грехи или проступки, можно услышать как от верующих людей, так и от тех, «кто ни во что не верит»…

— Это происходит потому, что хотя Христос и пришел на Землю 2000 лет назад, и нам было даровано Евангелие, но до сих пор по своему внутреннему содержанию человечество смотрит на мир вполне ветхозаветно. Даже язычески. Что по сути примерно одно и то же.

Ведь и в языческой семье, и в ветхозаветной — бесчадие, то есть прерывание рода, воспринималось как следствие какого-то личного духовного несовершенства. В христианстве этого быть не может.

Но у нас есть такое понятие, как Промысл Божий, который нам неведом, который мы постигаем, только оглядываясь назад, понимая, что нечто, казавшееся нам горем, лишением и катастрофой, на самом деле имело иную цель.

Таким вот странным, удивительным образом Промысл Божий провел нас между страшными, тяжелыми и невыносимыми испытаниями — и вдруг явил через это познание Божьей любви, Его заботу о нас. Датский философ, христианин Сёрен Кьеркегор написал однажды: «Если Бог не есть абсолютная любовь везде, во всем, то никакого Бога нет. Но если Бог есть любовь, то совершенно не страшно Его не понимать.

Ты можешь доверять Ему, не понимая». И мы порой не можем вместить Промысл Божий о нас, не можем его понять. Но если человек определил главное в своем отношении к Богу, если понял, что Он для него есть Любовь, тогда этот человек сможет принять всякую скорбь из Его руки, в том числе и бездетность. Как некий крест, как некое осуществление себя иным способом, иным путем, нахождение излияния своей супружеской любви на что-то иное или на кого-то другого. Например, можно взять на воспитание ребенка.

— Многих останавливает то, что они не сумеют полюбить чужого ребенка…

— Возможностей и способов любить много. Другое дело, когда человек хочет любить, обладая, то есть владеть ребенком, как некой собственностью. Так происходит порой и с кровными детьми. Родители думают: «Это наш ребенок, а значит — он должен быть нашим трафаретом, объектом наших амбиций.

Мы хотим, чтобы он соответствовал нашим чаяниям: учился в определенной школе, вузе и так далее». И они не видят и не слышат, чего же хочет сам ребенок; не замечают, что ребенок смотрит на мир собственными глазами; что у него восторженно бьется сердечко и его восхищают те вещи, которые родителям недоступны.

И так родители проходят в жизни мимо своего ребенка, при этом, конечно же, по-своему любя его.

Потому-то люди и боятся взять в семью чужого ребенка. Прежде всего они боятся, что ребенок не будет их собственностью, их тенью. А нужно любого ребенка — кровного ли, приемного ли — видеть как не своего, а Божьего, уйти от чувства собственности по отношению к нему. Только тогда можно по-настоящему полюбить. И тогда не будет боязни в вопросах усыновления.

Если женщина не может родить сама, она может спасти того, у кого нет родителей, и забыть о своей бесплодности. Забыть, прижимая этого ребенка к своей груди, даря ему тепло и ласку, но не присваивая его себе.

Усыновление — это не просто выход для бездетной семьи, это ее счастье и христианская обязанность. Детей, нуждающихся в заботе, можно любить, даже если их не дали тебе в руки. Их можно посещать в детских домах, в сиротских приютах и дарить свою нежность, внимание, время.

Наверное, Господь стремится сделать так, чтобы родители, у которых нет детей, и дети, у которых нет родителей, нашли друг друга.

О нашем доверии богу

— Желание иметь дитя, продолжение себя — это больше, чем желание, это инстинкт, с которым трудно бороться…

— Конечно, мы все — люди плотские, и в нас, кроме духовной, есть и инстинктивная, животная жизнь. И женщине в этом смысле гораздо сложнее, потому что вся ее природа предрасположена к деторождению.

Но если она будет постоянно заниматься самокопанием, надавливать на болевую точку своего природного инстинкта, вновь пробуждать в себе желание самой родить, выкормить грудью, тогда она неизбежно дойдет до отчаяния.

Нужно пытаться перебороть отчаяние, осознавая, что Господь нас понимает, участвует в каждом мгновении нашей жизни. Каким образом — я не знаю, но я верю в это.

Мы не знаем, почему одним что-то дано, другим нет; почему одни рождаются богатыми, другие нищими, одни здоровыми, другие больными.

Во всех ситуациях — это вопрос нашего доверия Богу, нашего следования за Ним и возможности поиска того, чего ты действительно хочешь. Если любить, а не приобретать эту любовь, тогда выход есть.

Если же ты хочешь присвоить любовь себе, то ситуация оказывается одинаково безвыходной и у тех людей, которые могут родить, и у тех, которым это не удается.

— Да, но многие женщины зациклились на своей боли и желании родить. Они глухи к любой аргументации.

— Понятно: «Мы хотим просто родить, использовать себя как матку, дающую потомство». Но это, простите, чисто животное стремление, а в человеке должно быть нечто иное, более высокое. Если тебе не дано — что ты сделаешь?! Надо перед Промыслом Божьим проявить смирение и учиться жить таким, каким тебе Бог дал — и тогда ты будешь жить.

— Но общество диктует стереотип: семья предполагает наличие детей. Без них — уже не семья.

— Вот это совершенная неправда. Семья существует и тогда, когда нет детей, но есть любовь двух людей, есть несение общего креста и тягот друг друга. Я знаю священнические бесплодные семьи. И люди несут свой крест. Тем более что вокруг них столько людей, нуждающихся в человеческом тепле и заботе.

Согласитесь, что не все люди имеют семью. Многие остаются вообще одинокими, не имея ни детей, ни мужа или жены. При этом у них есть шанс не чувствовать себя обделенными.

В русских семьях существовала традиция, по которой не вышедшая замуж девушка жила в семье замужней сестры или женатого брата, помогала нянчить детей, воспитывать их и была для них лучшей и любимейшей тетушкой.

Так что неполнота ее жизни растворялась в полноте жизни семьи близких.

— Тем не менее, в целом общество смотрит косо и на многодетных, и на бездетных…

— Мне так не кажется. Общество проблема бездетности не волнует. В основном волнуются родственники — теща, свекровь. Волнуются из чисто эгоистических соображений: им хочется внучков понянчить. А вопрос многодетных будоражит общество потому, что людям кажется, будто их объедают те, у кого большие семьи.

— По статистике бездетность — частая причина разводов.

— Причина разводов — это нелюбовь, это нежелание той любви, о которой говорит нам Христос, это стремление к присваивающему чувству. А если в конечном итоге присвоить нечего, то для таких людей нет дальше перспективы. Так что речь вовсе не об отсутствии детей. Разве мало браков, которые распадаются, несмотря на наличие детей?

— То есть семья — это муж, жена и их чувства. А детей Господь дает им в дар?

— Да, кому-то дает. А у кого-то потом забирает. И эти родители остаются осиротевшими без своих детей, и это труднее бездетности.

У кого-то рано забирает родителей. Мир, он же очень сложен, скорбен, и его совершенно невозможно по полочкам разложить.

Да, было бы хорошо, когда счастливые родители любили бы своих детей, а они бы слушались своих родителей, и все бы жили долго и счастливо.

Но мы живем в реальности, в которой бессмысленно мечтать о благополучной жизни, ставить себе цель достичь ее. Бог не обещает нам благополучия, о нем нет ни слова в Евангелии.

О чудесах

— Значит, супругам, если у них не получается с деторождением, стоит оставить мечты родить ребенка?

— Но в нашей жизни всегда есть место чуду. Тем более, если речь о молодой семье, жизнь которой еще не определилась окончательно. У таких людей должна быть надежда на чудо, на милость Божию.

В моем приходе были случаи, когда родители со всеми минусами здоровья, с медицинскими заключениями о бесплодии, все же рожали. Рожали по обету, по молитве, и очень часто рожали, потому что обращались в монашескую республику Афон. В монастырь Хиландар, где из гроба святого Симеона Мироточивого, отца святого Саввы Сербского, уже много-много столетий растет виноградная лоза.

В принципе, мне не свойственны разговоры о чудесах: смущает некая экзальтация в этих вопросах. Но тут уже ничего поделать не могу. Сам, несколько раз лично бывая на Афоне, привозил из Хиландара засушенные ягодки винограда.

И с иконой святого Симеона, с молитвой давал их некоторым нашим прихожанам, которые, исполнив сорокадневное правило поста и молитвы, потом вкушали эту ягодку, причащались и… зачинали детей.

У меня в приходе таких случаев несколько.

Но чудо дается, если действительно есть плод молитвы и великое упование на Бога. Не вырывание у Бога: «Дай во что бы то ни стало!», а готовность принять Его любое решение: «Да будет воля Твоя!» Главное — бездетная семья не должна чувствовать себя неполноценной. Супруги всегда должны помнить, что если Бог есть любовь во всем, то можно Его и не понимать, но нужно жить, спокойно Ему доверяя.

Источник: https://www.pravmir.ru/bezdetnost-nakazanie-ili-promysl/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.